Андрей Заостровцев выпустил препринт «Беларусь: движение против течения», в котором рассказывает читателям о значимых вехах развития республики, состоянии ее экономики и политическом устройстве. Основная мысль: Беларусь движется в основном против мировых тенденций. Редакция «Бусла» подготовила небольшой обзор научного издания.

Страна-парадокс

Беларусь попыталась выйти из российской цивилизации, но чтобы войти в альтернативный социальный порядок правовой цивилизации, она сделала недостаточно. Приход Лукашенко к власти не помог Беларуси установить демократические институты и осуществить рыночные реформы, как это сделали практически все бывшие социалистические страны Европы. Чуть позже власть «последнего диктатора в Европе» значительно закрепилась и консолидировалась.

Так, проект «Свобода в мире» провел исследование по уровню свободы в стране. По его результатам, с 1996 года по 2000 гг. республика находилась в статусе несвободных стран. Ученые даже отнесли Беларусь к группе стран постсоветских «султанатов», куда входят Азербайджан, Казахстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. К слову, путинская Россия вошла в список несвободных стран на 8 лет позже Беларуси.

Введение в экономику

Экономика республики сильно не преобразовывалась. Исследование экономических преобразований за десять лет в бывших социалистических странах в 1999 году Европейского банка реконструкции и развития показало, что Беларусь с долей частного сектора в ВВП в 20% уступает даже Туркменистану. Политико-экономические траектории, например, с Балтийскими странами значительно отличались, потому что эти страны стремились освободиться из-под власти Москвы. Беларусь, напротив, считала себя не просто частью Союза, а чуть не самим его воплощением. Попытки белорусских властей немного снизить инфляцию не увенчались успехом: несмотря на то, что президентский указ 1999 года запрещал любое повышение цен и вводил государственное регулирование цен на ряд продуктов, инфляция составляла 2% в месяц. Вопреки современным тогда тенденциям, доступа к иностранной валюте не было, приватизация предприятий сократилась, а от частных банков не осталось и следа: если им и удавалось оставаться на плаву, 80% активов системы всё равно были у банков, которые принадлежали государству.

Беларусь не смогла удержать позиций даже на старте постсоциалистических преобразований. Она стала автократической системой с государственной экономикой. В то же время в последнее десятилетие XX в. в мире доминировала тенденция к демократизации политической жизни и либерализации экономики. Беларусь же шла против течения. Столь значительное расхождение со странами бывшего СССР обусловлено тем, что после краха Российской империи Беларуси не удалось сформировать свою национальную государственность. В результате в конце XX в. не Беларусь вышла из СССР, а СССР из Беларуси. Так появилось зависимое от России государство или «уродливое дитя» СССР.

Несмотря на низкий индекс политических свобод в республике, со своей экономической свободой Беларусь с 2019 года находится в статусе «умеренно свободных» стран. Индекс экономических свобод Беларуси был самым высоким в 2017 году, считает Институт Фрэзера (Канада), который реализует программу «Экономическая свобода в мире». Тот же источник рассказывает, что самые хромающие сферы у страны: регулирование кредитных рынков, устойчивость денег и размер государства.

Модель «власть-собственность»

Белорусская экономика — одно из самых противоречивых явлений в стране. Она пребывала в стагнации в 2011–2015 гг. после 15 лет высокого экономического роста. А в 2015–2018 гг. власти провели ряд преобразований в сфере таргетирования денежной базы в рамках политики таргетирования инфляции, сокращения мягких бюджетных ограничений, чрезмерной занятости на госпредприятиях и ограничения роста заработной платы в пределах повышения производительности. Всё это ускорило рост удовлетворения жизнью населения.

По проведенным исследованиям выяснилось, что количество белорусов, считающих себя счастливыми в период с 2017 по 2020 гг. увеличилось и составляет сейчас 89%. Это говорит о том, что противостояние режиму Лукашенко не связано с массовым разочарованием. В стране довольно удовлетворительные макроэкономические показатели, быстро растут темпы частного потребления в структуре ВВП, заработные платы не становятся меньше, а неравенство между богатыми и бедными снижается. Однако в последнее время в стране сложилась иная ситуация.

Приватизация практически не ускорилась, но, что противоречит социализму, появился частный сектор. В целом в стране деление на государственное и частное весьма условно. Власть-собственность и есть, по сути, теневая золотая акция. При власти-собственности властная иерархия диктует, что производить, как производить и для кого производить. В таких отношениях частного нет.

Политическая жизнь: заморозки и оттепели

Противофазность с мировыми трендами наблюдается и в белорусской протестной волне прошлого года. Борьбу за демократию белорусы начали не вовремя: тогда, когда массовое демократическое движение в мире заметно потухло. Что не скажешь об авторитаризме. В 2020 году осталось 10 демократических постсоциалистических стран, в 2010-м таковых было 15.

В итоге на третье десятилетие XXI в. Беларусь четко намечает цель сбросить постсоветский автократизм. И здесь снова против тренда — тренда глобального смещения в сторону автократизации. Тем не менее одну из ключевых проблем (дефицит свободы) республике решить не удавалось. Согласно проведенным исследованиям проекта «Переходные страны», до 2014 года Беларусь по измерению демократии находилась на одном уровне с теми же «султанатами». Самый удачный год в Беларуси, согласно результатам исследования, 2009-й — это связано с экономическим кризисом, который вынудил Россию временно остановить помощь республике. После этих событий Лукашенко начал налаживать диалог с Западом.

Своеобразная борьба с дефицитом свободы началась тогда, когда в 2010 году на президентские выборы были зарегистрированы оппозиционные кандидаты и их пропустили на государственные СМИ. В этот период и наблюдается первая волна оппозиционных протестов, которую жестко останавливают власти. Лукашенко, подавляя намерения своих кандидатов при помощи силовых структур и тюремных заключений, выставляет их «шалопаями», которые борются с «отцом народа». После так называемой оттепели Беларусь настигают репрессии. В конце 2011 года политзаключенных уже 15, в их числе были известные деятели оппозиции. Независимым СМИ перекрывали воздух. В 2015 году лезть на рожон никто не осмелился: выборы прошли тихо, без оппозиционных возгласов. Также оттепель наблюдали и в 2016: два оппозиционных политика сидели в парламенте. Кроме того, власть немного улучшила область гражданских прав.

Но в 2017 году волна негодования снова нашла свои причины. Протестное движение было организовано из-за активизации президентского декрета «О предупреждении социального иждивенчества». Сначала власти не реагировали на подобные акции, но буквально через месяц снова начались задержания. Прошлый год стал протестным апогеем политической жизни республики. Известные «левые» кандидаты не были допущены до выборов. Власть объяснила проблемы с их регистрацией «технической ошибкой». Выборы не отвечали международным стандартам. В области СМИ ничего не сдвинулось с места: негосударственные средства массовой информации и оппозиционные блогеры по-прежнему были подвержены наложению штрафов и преследованию. Тогда народ решил встать против действующей власти.

Айтишники подвели

Развитая сфера IT в Беларуси, на фоне которой остальные предприятия выглядят объективно отставшими, привносит в экономику много положительных факторов. Рост экспорта в 2017 году благодаря Парку высоких технологий составил 125%, а в 2019 году — уже 155%. Парк позволил создавать новые рабочие места, увеличив занятость более чем на 33 000 человек. Кроме того, Парк помогает в развитии регионов. Всё это позволяет получать личную выгоду из Парка высоких технологий и самому Лукашенко. Со своим «детищем» он так или иначе чувствовал себя на выборах до 2020 года увереннее, чем без него.

Слабые позиции госпредприятий дают политические гарантии режиму. Трудяги таких предприятий вынуждены зависеть от выделений государственных средств на зарплаты, боясь при этом массовых увольнений. Но с белорусской IT-долиной всё по-другому. На президентских выборах 2020 года первый директор Парка высоких технологий бросил вызов действующему президенту страны. С этого момента начинается раскол элит. Сотрудники ПВТ также выступили против режима Лукашенко. Такая ситуация привела к медленному, но верному уходу IT-фирм из Беларуси. В январе 2021 г. почти 15 % IT-специалистов ответили, что уже работают за границей. Более 40 % не хотят работать в стране и собираются на ПМЖ или в длительную командировку. Ключевой причиной переезда абсолютное большинство респондентов (84 %) считает угрозу жизни и безопасности своей семьи. Уход этой сферы из страны нанесет серьезный репутационный ущерб стране как площадке для инвестиций в хай-тек. Кроме того, в ситуации конфликта ПВТ и Лукашенко стоит вспомнить вышеупомянутую модель «власть-собственник». Выборы 2020 года ­— не причина, а катализатор конфликта. На самом деле это конфликт независимых собственников с властью-собственником.

Беларусь нуждается в действительно правовом государстве. Верховенство права и разделение власти и собственности — залог успешного перехода к рыночной экономике и выхода на мировой рынок. Однако, белорусское сопротивление нынешней власти не спешит с подобного рода заявлениями. Возможно, «западничество» усилится после событий 2020 г. Тем не менее без смены поколений в течение ближайших 10–15 лет убеждение, что мы — Беларусь — Запад, а Россия — Восток, а значит, нам на Запад и не по пути с Россией, не станет доминирующим. За оппозицией будущее, а за Лукашенко пока что настоящее. Сам глава республики на Всебелорусском народном собрании с отобранными президентской администрацией «народными представителями» ясно дал понять, что на троне он до конца своих дней.

Популярные материалы:

Общество

Деградация белорусской науки. Интервью с Александром Войтовичем

Александр Войтович – экс-президент Национальной академии наук Беларуси. В беседе с «Буслом» он рассказал о причинах деградации белорусской науки, нежелании молодежи заниматься исследовательской деятельностью и многом другом.
Деградация белорусской науки. Интервью с Александром Войтовичем
Общество

Агурбаш: о каких песнях может идти речь?

«Славянский базар» продолжает терять участников. Практически каждый день артисты сообщают о своем отказе в участии на фестивале. Редакция «Бусла» связ...
Агурбаш: о каких песнях может идти речь?
Политика

Шушкевич: Боюсь, не обойдется без драки

В этот раз собеседником «Бусла» стал советский и белорусский государственный и политический деятель, бывший председатель Верховного Совета Республики ...
Шушкевич: Боюсь, не обойдется без драки
Общество

Федута: Лукашенко можно назвать фашистом

Мы пообщались с белорусским политическим деятелем, литературоведом и политологом Александром Федутой о политическом кризисе, фашизме и смене власти в ...
Федута: Лукашенко можно назвать фашистом
Экономика

Космическая одиссея Лукашенко: на связи с космосом

15 января 2016 года космическая ракета «Великий поход-3B», стартовавшая с космодрома Сичан, вывела на геопереходную орбиту первый белорусский спутник ...
Космическая одиссея Лукашенко: на связи с космосом