В последние годы Беларусь заняла треть российского рынка сыра и уверенно продолжает его экспансию. Редакция «Бусла» провела аудит возможностей белорусского сельского хозяйства на соответствие статистики реальным поставкам сыра, и вот что у нас получилось.

Маленькая Беларусь, производящая почти весь спектр продукции внутреннего потребления, заметно оживилась после введения российских продовольственных санкций в отношении Евросоюза.

Почувствовав отсутствие конкурентов, белорусские предприятия очень быстро увеличили объем поставляемой в Россию молочной продукции, заняв 30% российского рынка и став первыми среди молочных импортеров.

Такие предпосылки у Беларуси действительно были: страна уверенно занимает пятое место в мире по производству молока и четвертое — по производству сыров.

5335151.png


Однако на фоне креветочных и угольных скандалов у редакции «Бусла» возникло желание проверить белорусскую статистику на предмет подлога.

111646112.png


Если в 2014 году общий объем экспорта сыра составлял 141 тыс. тонн (экспорт в РФ — 136 тыс. тонн), то за шесть лет, к 2020 году, он увеличился почти в два раза, достигнув 274,5 тыс. тонн (экспорт в РФ — 258,7 тыс. тонн). Исходя из цифр, приводимых Белстатом, на долю России приходится 94% всего белорусского экспорта.

Сыр Лукашенковский, особый

Проверить достоверность данных Белстата не составило особого труда. Способность производить определенный вид продукции определяется наличием сырья и производственных мощностей. В случае с сыром основным сырьем для него является молоко, которого в зависимости от сорта сыра необходимо от шести до четырнадцати тонн на одну тонну конечного продукта. Современное производство сыров склонно к уменьшению доли молока за счет введения небольшого количества растительных белков и жиров в молочную смесь. Поэтому мы взяли пропорцию десять к одному, то есть десять тонн молока на одну тонну сыра. Можно сказать, мы облегчили «креветочному королю» условия проверки, ведь отдельные сорта сыра требуют пропорции 14/1 и более.

Таким образом, для производства всего экспортированного за 2019 год сыра (244,1 тыс. тонн) Беларусь должна была потратить 2,44 млн тонн молока. В 2020 году экспорт сыра из Беларуси увеличился до 274, 5 тыс. тонн, то есть на его производство должно было быть потрачено минимум 2,745 млн тонн молока.

Доят шибко, да молоко жидко

На самом деле молоко в Беларуси производится с избытком, республика занимает пятое место в мире по производству этого продукта. В 2019 год в Беларуси надоили 7,39 млн тонн молока, а в 2020-м — уже 7,5 млн тонн. То есть, на первый взгляд, его должно хватать.

2222564864866.png


Мы снова решили проверить достоверность белорусской статистики, сопоставив объем производства молока с поголовьем коров.

33318641561.png


Данных официальной статистики за 2020 год по количеству коров пока нет, но по состоянию на 2019 год в Беларуси было 1,495 млн коров. Имея эти данные на руках, можно легко проверить достоверность отчетов Белстата по производству молока. Среднегодовой надой с одной коровы в 2019 году составил 5004 кг, количество коров нам уже известно. Методом умножения получаем общий надой в 7,4 млн тонн молока за год. Данные результаты полностью совпадают с официальной статистикой Белстата. К тому же показатели среднего надоя с одной коровы не выглядят даже заниженными. Надой в пять тонн с одной буренки является нижней планкой производительности европейского животноводства. Однако рост производства молока на фоне уменьшения поголовья коров всё же заставил нас усомниться. Зная способность Лукашенко выращивать мидии в чистом поле и превращать растворитель в бензин, мы решили проверить реальную численность белорусских коров, исходя из их кормовой базы.

Корова потребляет в среднем от 14 до 30 кг корма в сутки. С учетом того, что в Беларуси ежегодно производится до 20 млн тонн зеленой массы кукурузы, идущей на силос, а также закупается до 600 тыс. тонн кормовых соевых бобов в Украине, то только по этим показателям кормовая база выходит на заявленное количество корма. Это без учета других выращиваемых в Беларуси кормовых культур.

Мы уже готовились сочинять оду Александру Григорьевичу как крепкому и честному хозяйственнику, но упорное желание перепроверить всю белорусскую молочную статистику не дало нам это сделать.

Бесчувственная математика

Помимо сыра, ставшего темой нашего исследования, как объекта возможной контрабанды, Беларусь экспортирует само молоко, а также сливочное масло, сухие молочные смеси и йогурты, которые тоже делаются из молока.

Экспорт самого молока, в отличие от сыра, по отношению к 2014 году в РФ наоборот снизился. В 2020 году Беларусь поставила на экспорт всего 234 тыс. тонн молока, в 2019 – 215,8 тыс. тонн. Показатели докризисного 2014-го значительно превосходят нынешние объемы и составляют 323 тыс. тонн. Причиной такого упадка стал рост производства молока внутри самой России, на которую приходилось 99% белорусского экспорта (287 тыс. тонн в 2013 году и 319 тыс. тонн – в 2014-м).

Экспорт сливочного масла не отличился ни взрывным ростом, ни взрывным падением. В 2019 году Беларусь экспортировала 78,3 тыс. тонн масла, в 2020-м – 83,9 тыс. тонн. Для сравнения: объем экспорта в 2013-м составил 49,85 тыс. тонн, в 2014-м – 69,6 тыс. тонн. В целом увеличение объема экспорта идет пропорционально росту производства молока в стране, но, как говорят, не пойман – не вор.

Однако и здесь есть детали. Для производства одной тонны масла жирностью 72,5% необходимо минимум 18 тонн цельного молока. И снова математика подсказала нам расход белорусского молока для производства этой статьи экспорта. В 2019 году Беларусь потратила на производство экспортного масла 1,41 млн тонн молока, а в 2020-м – уже 1,51 млн тонн.

Следующая статья белорусского экспорта, активно расходующая молоко, это сливки и молоко – сухие и сгущенные. Объем экспорта сухого молока и сгущенки упал в сравнении с 2013 годом, когда он составлял 238 тыс. тонн. В 2019 году Беларусь экспортировала 200,3 тыс. тонн данной продукции, из них 144,5 тыс. тонн сухого молока и 55,8 тыс. тонн сгущенного. На производство этой группы продукции страна должна была потратить по 10 тонн молока на каждую тонну сухого молока и по две тонны – на каждую тонну сгущенки. Итоговый расход с учетом затрат на сухое молоко и сгущенку составил 1,56 млн тонн молока.

В 2020 году экспорт сухого молока и сгущенки составил 214,7 тыс. тонн, из них 150,5 тыс. тонн молока сухого и 64,2 тыс. тонн сгущенки. Расход молока на эту статью экспорта составил 1,63 млн тонн.

Есть еще одна статья, поедающая белорусское молоко, – экспорт пахты, йогурта и кефира: 2013 год – 72,14 тыс. тонн, 2019 год – 125,6 тыс. тонн, 2020 год – 133,7 тыс. тонн. Расход молока здесь наоборот положительный, объем конечного продукта больше, чем расход основного сырья – молока. Средние затраты на производство йогурта и кефира составляют 0,9 тонны молока на тонну продукции. Это еще минус 113 тыс. тонн за 2019-й и 121 тыс. тонн за 2020 год.

Не пойман – не вор

Было бы неправильным считать расход молока на экспорт только за последние годы, поэтому в качестве эталона, с которым будет сравниваться сегодняшняя ситуация, мы решили взять спокойный 2013 год.

Если посчитать расход молока на производство молочной продукции (включая экспорт самого молока), которую Беларусь экспортировала в 2013, 2019 и 2020 годах, то мы получим следующие цифры:

Статья экспорта, на производство которой затрачено молоко, млн тонн

2013

2019

2020

Молоко

0,287

0,216

0,234

Сыры

1,41

2,44

2,745

Масло сливочное

0,897

1,41

1,51

Молоко и сливки сгущенные, сухие

1,53

1,56

1,63

Пахта, йогурт, кефир

0,065

0,113

0,121

Итого

4,19

5,74

6,24

Производство молока в РБ

6,63

7,394

7,5

Остаток для внутреннего потребления

2,44

1,65

1,26

Для производства всего молочного экспорта Беларусь израсходовала 4,19 млн тонн молока в 2013-м, 5,74 млн тонн – в 2019-м и 6,24 млн тонн – в 2020 году.
Молчание Белстата

Однако у страны есть еще внутренний рынок потребления, для которого с учетом экспорта осталось 2,44 млн тонн молока в 2013 году, 1,65 млн тонн – в 2019-м и 1,26 млн тонн – в 2020 году.

Размер внутреннего рынка потребления молока в Беларуси в последний год тщательно скрывается Белстатом. Однако, из публичных источников, которые обнародовали информацию еще до закрытия внутренней статистики, известно, что в 2013 году потребление молока и молочных продуктов (в пересчете на молоко) на одного человека составляло 260 кг, в 2019 году – 225,2 кг. Численность населения Беларуси в 2013-м составляла 9,464 млн, в 2019-м – 9,475 млн, на 2020-й – 9,408 млн.

Таким образом, объем внутреннего рынка потребления молока поддается простому подсчету.

44445454456610.png


В 2013-м он составил 2,129 млн, 2019-м – 2,133 млн тонн молока.

Если допустить, что потребление молока в 2020 году осталось на уровне 2019 года при численности населения 9,408 млн человек, то мы получим объем внутреннего рынка в размере 2,118 млн тонн.

Простые математические расчеты помогли выявить серьезную недостачу в данных Белстата, которую нельзя списать на погрешность или ошибку. Сведение экспорта всей молочной продукции с объемом внутреннего рынка выявило дефицит молока в размере 483 тыс. тонн в 2019 году и 858 тыс. тонн в 2020-м. Ситуация последних двух лет в корне отличается от 2013 года, тогда избыток молока на внутреннем рынке составил 310 тыс. тонн.

Импорт молока в Беларусь за последние два года не покрывает этой разницы, поскольку составляет всего 3,32 тыс. тонн молока за 2019-й и 3,24 тыс. тонн – за 2020-й.

С точки зрения логики объяснение белорусскому молочно-статистическому феномену отсутствует. Лукашенко, от рождения помешанный на колхозной романтике, не станет занижать надои своих коров, это предмет его особой гордости. Импорт молока для производства молочной продукции, сравнимый по объему с четырьмя супертанкерами, скрыть невозможно, и это не имеет никакого смысла. Поэтому единственным источником, который мог пробить такую дыру в статистике, являются поставки готовой молочной продукции в Беларусь. Но и в этом случае данные Белстата не покрывают недостачу. Импорт сыров в Беларусь за 2019-й составил 5,51 тыс. тонн, а за 2020-й – 6,29 тыс. тонн; масла сливочного – 112 и 242 тонны, сухого молока – 1,78 и 2,62 тыс. тонн, пахты, йогурта и кефира – 14,2 и 15,2 тыс. тонн (99% импортировано из РФ).

Доброе утро, Россельхознадзор!


Проанализировав статистику экспорта и импорта, а также внутреннего потребления молочной продукции, редакция «Бусла» пришла к выводу, что единственным объяснением феномена недостачи молока может быть только контрабанда – но не молока, а уже готовой продукции.

Как раз той продукции, экспорт которой вырос в Россию почти в два раза, – сыров!

Если перевести объем молочной недостачи в сыр, то мы получаем 48,3 тыс. тонн сыра за 2019-й и 85,8 тыс. тонн сыра за 2020-й. Денежный эквивалент этого товара нам тоже подсказал Белстат: средняя цена тысячи тонн сыра составляла $4,08 млн в 2019-м и $3,87 – в 2020-м.

Чтобы читатель мог лучше представить, что такое 48,3 тыс. тонн сыра, мы решили визуализировать серый импорт сыра за 2019-ый год:
48,3. тыс. тонн сыра — это 1207 сорокатонных фур или 690 железнодорожный вагонов! Если выстроить все эти вагоны в ряд, их длина общая длина составит 10,8 км! Конечно же, у поезда может быть и 100 вагонов, но количество стандартных эшелонов в 24 вагона, необходимых для перевозки белорусской контрабанды, составит 29 единиц!

Белорусская контрабанда сыров за 2019-ый год составила 10% от внутреннего производства сыра в России!

Итого, объем официальной белорусской сырной контрабанды в Российскую Федерацию составил $197,06 млн в 2019 и $326,04 – в 2020-м.

532851.png


Эти цифры не являются окончательными, они основаны на простой логике и математике и не учитывают тысячи фур, регулярно курсирующих по контрабандным тропинкам белорусско-российской границы.

Однако сам факт наличия такого дисбаланса между экспортом, импортом и внутренним потреблением говорит о том, что Беларусь пропускает на свою территорию тысячи тонн сыра из Украины и Евросоюза без какого-либо таможенного оформления. Если подобное совершит обычный человек, то эти действия будут называться контрабандой. В нашем случае контрабандой занимается целое государство.

Изложенные нами данные взяты из официальных источников и легко проверяются. Мы очень надеемся, что наше исследование станет предметом пристального внимания со стороны Федеральной службы безопасности Российской Федерации и Федеральной таможенной службы как основание для проверки деятельности главных производителей и экспортеров белорусского сыра.

Популярные материалы:

Общество

Деградация белорусской науки. Интервью с Александром Войтовичем

Александр Войтович – экс-президент Национальной академии наук Беларуси. В беседе с «Буслом» он рассказал о причинах деградации белорусской науки, нежелании молодежи заниматься исследовательской деятельностью и многом другом.
Деградация белорусской науки. Интервью с Александром Войтовичем
Общество

Агурбаш: о каких песнях может идти речь?

«Славянский базар» продолжает терять участников. Практически каждый день артисты сообщают о своем отказе в участии на фестивале. Редакция «Бусла» связ...
Агурбаш: о каких песнях может идти речь?
Политика

Шушкевич: Боюсь, не обойдется без драки

В этот раз собеседником «Бусла» стал советский и белорусский государственный и политический деятель, бывший председатель Верховного Совета Республики ...
Шушкевич: Боюсь, не обойдется без драки
Общество

Федута: Лукашенко можно назвать фашистом

Мы пообщались с белорусским политическим деятелем, литературоведом и политологом Александром Федутой о политическом кризисе, фашизме и смене власти в ...
Федута: Лукашенко можно назвать фашистом
Экономика

Космическая одиссея Лукашенко: на связи с космосом

15 января 2016 года космическая ракета «Великий поход-3B», стартовавшая с космодрома Сичан, вывела на геопереходную орбиту первый белорусский спутник ...
Космическая одиссея Лукашенко: на связи с космосом