После принудительной посадки авиалайнера в Минске, следовавшего по маршруту Афины–Вильнюс, и ареста оппозиционера Романа Протасевича председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен заявила, что предложение Брюсселя о предоставлении Беларуси инвестиционных кредитов в размере трех миллиардов долларов США будет заморожено до тех пор, пока республика «не станет демократической».

Санкционные кредиты

Сама по себе постановка вопроса председателя Еврокомиссии об отказе в предоставлении очередного кредита режиму Лукашенко выглядит весьма странной. После феерического насилия, примененного режимом в отношении проевропейски настроенных протестующих, и при явном злоупотреблении Лукашенко административным ресурсом по отношению к своим соперникам на президентских выборах продолжение финансирования белорусского режима являлось бы прямым признанием легитимности Лукашенко. Однако дыма без огня не бывает.

Сотрудничество ЕС и Беларуси в части инвестиционной политики началось задолго до августовских выборов 2020 года и продолжилось после них.
По данным Брюсселя, общий объем кредитов Европейского инвестиционного банка для Минска на текущий момент составляет €550 млн. Объем текущих кредитов Европейского банка реконструкции и развития составляет более €1,3 млрд.

Если Европейский инвестиционный банк вкладывается в транспорт, инфраструктуру городов, энергоэффективность и поддержку малого и среднего бизнеса, то ЕБРР предпочитает давать деньги режиму на проекты агробизнеса и транспортной инфраструктуры. Помимо инвестиционных проектов, ЕС, преследуя собственные экологические интересы, предоставляет Беларуси средства на экологические программы, например, очистку Западной Двины или проекты «Торфяники» и «Торфяники-2». Данные субсидии носят характер безвозмездных займов или символических кредитов под один процент.

Финансируем режим

Целевое использование режимом Лукашенко полученных от ЕС средств вызвало немало вопросов. Так, авторы канала Nexta провели собственное расследование, согласно которому деньги, выделяемые Европой на экологические проекты, тратятся режимом на строительство и содержание дворцов Лукашенко.

Если утверждения в фильме Nexta могут быть спорными, поскольку нет прямых доказательств, то финансовое сотрудничество ЕС и Минска уже является фактом. Вливание финансовых потоков в экономику Беларуси, пусть и в обход официальных структур, идет вразрез с политикой Брюсселя, озвученной им после августовских событий. Ведь с денег, выделенных ЕИБ и ЕБРР на проекты, внутри страны платятся налоги, которые, идут в том числе на содержание силового блока режима.

Такая позиция ЕС отдает лицемерием, особенно на фоне заявлений о поддержке оппозиции.

Тем не менее вопрос о трех миллиардах, ставший неожиданностью для многих, остается открытым. Заявление председателя ЕК Урсулы фон дер Ляйен о заморозке $3 млрд кредита из воздуха появиться не могло, как и сам кредит.

Переговоры на костях

Проектам кредитования всегда предшествуют переговоры, в ходе которых возникают конкретные суммы. Следовательно сам факт переговоров Минска и Брюсселя имел место. Лукашенко уже полгода носится по миру, выпрашивая у глав государств ровно ту сумму, в которой ему недавно отказали в ЕС, — три миллиарда долларов. Грубо говоря, Александр Григорьевич доигрался с дорогими китайскими кредитами и собственными «мегапрожектами» настолько, что ему необходимо срочно перекредитоваться. В противном случае страну ожидает или дефолт, или жесткая посадка экономики с неизбежным падением курса белорусского рубля.

Тем не менее сам факт переговоров между Брюсселем и Минском о предоставлении Беларуси финансовой помощи, особенно после августовских событий, вызывает много вопросов к Еврокомиссии. Особенно то обстоятельство, что до заявлений госпожи фон дер Ляйен широкой общественности не было известно о финансовых договоренностях с режимом, то есть сами переговоры происходили тайно.

Если исходить из логики председателя Еврокомиссии, задержание Протасевича стало причиной отказа в финансировании Минска. Получается, не лети Роман тем злополучным рейсом, Лукашенко вполне мог получить финансовую помощь от Европы. Причем, судя по тайному переговорному процессу, о получении данных средств открыто бы не заявлялось. Три миллиарда могли бы незаметно для публики зайти в экономику Беларуси через МВФ, ЕБРР, ЕИБ, стабилизировав белорусские финансы, тем самым еще больше укрепив власть Лукашенко.

Неужели Европа готова терпеть Лукашенко только ради того, чтобы он саботировал интеграцию с Россией? Однозначных ответов на данный вопрос у нашей редакции нет. У нас есть только факты, ставшие достоянием общественности из-за длинного языка Урсулы фон дер Ляйен. Решив наказать Лукашенко отказом в финансировании, Урсула просто слила переговорный процесс с режимом, которого после августовской бойни не должно было быть в принципе.

Популярные материалы: