Белорусская статистика, ставшая эталоном качества на постсоветском пространстве, последнее время не дает повода для гордости в плане освещения экономических результатов Беларуси.

К проблеме отрицательного торгового баланса, который в 2020 году составил $2,9 млрд, добавилось и вытеснение продукции белорусских предприятий с внутреннего рынка. По итогам 1-го квартала 2021 года товарооборот составил 10,985 млрд белорусских рублей ($4,298 млрд), из которых 5,831 млрд ($2,278 млрд) (53,1%) — объем проданных пищевых продуктов и напитков, а 5,154 млрд ($2,013 млрд) (46,9%) — объем непродовольственных товаров. Тот факт, что в структуре товарооборота большая часть отведена продуктам питания, говорит о низком уровне доходов населения.

Печальная доля

Параллельно со снижением покупательной способности белорусов происходит уменьшение доли продаж отечественной продукции на внутреннем рынке. Два этих процесса взаимосвязаны и говорят о сокращении внутреннего производства.

Доля товаров белорусского производства на внутреннем рынке за три первых месяца 2021 года составила 57,4%.

Это минимальный уровень продаж отечественной продукции за всю историю статистических наблюдений. За последние семь лет обвал составил 13,5%. Меньше всего пострадала продажа продовольственных товаров: с 2013-го по 2021-й она сократилась на 6,6% — с 82,2% до 75,6%. Наибольшие потери внутренний рынок потребления понес в сфере непродовольственных товаров. Продажи отечественных товаров за семь лет упали на 16,1% — с 55,2% до 39,1%, в денежном эквиваленте это соответствует $324 млн от объема продаж первого квартала 2021 года.

Внутреннее поглощение

Контроль над внутренним рынком продуктов питания обеспечивается за счет собственного производства, конкурировать с которым непросто даже странам-членам ЕАЭС. Беларусь в этом отношении занимает выигрышное положение, например, экспортируя свою молочную продукцию в РФ. Единственная позиция, где белорусское животноводство потерпело крах, — импорт свинины из РФ.

В сегменте непродовольственных товаров можно констатировать начало конца белорусской экономической модели. Курс, взятый правительством Беларуси, на максимальное обеспечение внутреннего рынка товарами собственного производства провалился по двум причинам, о которых ранее писал «Бусел». Первой и основной причиной стала командно-административная модель экономики, за основу которой взяты первые образцы китайской экономической модели. Однако Китай с конца 90-х годов прошлого века начал сокращать долю государства в экономике. Такой подход был вызван необходимостью гибко реагировать на рыночную конъюнктуру, с чем государство не может справиться по определению. Лидер Беларуси Александр Лукашенко решил по-другому. Советский командно-административный метод руководства, который не учитывает потребности рынка, а руководствуется только плановыми показателями, привел к работе предприятий на склад, убыткам, увеличивающимся из-за набранных госпредприятиями кредитов и банкротству. Следствием такого подхода стала волна деиндустриализации, выбившая из белорусской экономики целые секторы промышленности: от производства мебели до бытовой электроники.

Параллельно с процессом деиндустриализации Беларуси начался еще более пугающий процесс, который можно охарактеризовать как поглощение внутреннего рынка иностранным государством.

По мнению некоторых СМИ и псевдоэкспертов, ведущая роль в поглощении внутреннего рынка Беларуси отводится Российской Федерации, при этом упоминается, что доля РФ в товарном импорте за 2 месяца 2021 года достигла 55,3%, тогда как в 2020-м она была равна 49%. Однако многие не учитывают, что до 70% импорта из РФ приходится на минеральное сырье, нефть, газ, лом черных и цветных металлов, пластмассы, машины и механизмы. При этом из российской нефти Беларусь извлекает прибыль, производя топливо, продающееся по всему миру, тем самым компенсируя отрицательное торговое сальдо внешней торговли с РФ.

Грабеж по дружбе

Поиски виновника уменьшения количества белорусских непродовольственных товаров на внутреннем рынке и привел нас к Китайской Народной Республике.

Мы много писали о дружбе Беларуси и Китая. Также мы писали о китайской экспансии, оперируя данными внешней торговли, но без учета ситуации на внутреннем рынке Беларуси. Получив данные оборота внутренней торговли, мы можем смело ответить на вопрос, кому же тогда проигрывают конкуренцию белорусские товары.

Объем китайского импорта в Беларусь начал лавинообразно расти с 2006 года. Причиной открытия белорусского рынка для Китая стали связанные кредиты, кредитные линии, открытые банками Китая для Беларуси в рамках осуществления инвестиционных проектов. Ключевым условием выдачи кредитов, которыми Китай финансирует экономику Беларуси, является покупка на эти кредиты китайских товаров.

С 2006 года ежегодный импорт китайских товаров в Беларусь в среднем увеличивался на 30% в год. В 2008 году китайский импорт превысил белорусский экспорт уже в два раза: $1,41 млрд против $613,3 млн. Китайская экспансия привела к тому, что к 2020 году китайский импорт превысил белорусский экспорт в пять раз, составив $3,75 млрд против $749 млн. Для сравнения на долю РФ в 2020 году пришлось 45% белорусского экспорта и 50% импорта.

Структура внешней торговли Беларуси и Китая. Импорт и экспорт.

С 2015 года структура китайского импорта в Беларусь резко изменилась: если раньше основой было промышленной оборудование, закупаемое для реализации белорусско-китайских инвестиционных проектов, то в 2015 году в страну попер ширпотреб. Это связано с тем, что Беларусь начала брать у Китая несвязанные кредиты на развитие экономики, но Китай ничего не дает просто так. Чтобы получить деньги для поддержки экономики и стабилизации курса белорусского рубля, пришлось расплачиваться внутренним рынком.

В структуре товарного импорта из Китая крупнейшими товарными группами являются телефонные аппараты для сотовых, ЭВМ и весь спектр изделий легкой промышленности – от детских велосипедов до обуви. То есть как раз те непродовольственные товары, которые вылетели с белорусского рынка.

Только за первые два месяца 2021 года Китай импортировал в Беларусь текстильных изделий, одежды и обуви на $108 млн, мебели, канцтоваров, удочек и бытовой техники из категории «разные промышленные товары» на сумму $32 млн, сотовых телефонов – на $33 млн, велосипедов – на $7 млн, суммарно – $180 млн или 7,4% рынка внутреннего потребления непродовольственных товаров. И это только продукция, которая была поставлена в начале текущего года. «Поставленная» это еще не значит «проданная» на внутреннем рынке. Первые месяцы текущего года реализовывалась продукция, поставленная в году прошлом. В 2020 году общая сумма китайского импорта непродовольственных товаров составила $2,19 млрд.

Единственным результатом сближения Беларуси и КНР стала масштабная экспансия китайских товаров в Беларуси, полностью ликвидировавшая перспективы белорусской промышленности. Стратегическое партнерство Пекина и Минска нельзя назвать равным хотя бы потому, что до сближения этих государств Беларуси удавалось сохранять паритет во внешней торговле с КНР.

Популярные материалы: