Политические события последних дней заставляют нас задуматься о перспективе частичной приостановки работы белорусских НПЗ и прекращении поставок топлива на территорию Украины. В вопросе, где переплелись политика, экономика, санкции и война на востоке Украины, разбирался «Бусел».

«За последнее время политика очень часто пахнет нефтью, а нефть — политикой», — Феликс Дзержинский.

Последние несколько дней СМИ сотрясают заявления о том, что российские нефтяники могут лишить белорусский НПЗ «Нафтан» своей нефти из-за опасений попасть под американские санкции. Российские компании беспокоятся о том, что могут быть наказаны США за поставку нефти на белорусские нефтеперерабатывающие заводы. У Беларуси их два: НПЗ «Нафтан» и Мозырский НПЗ. По информации авторитетных СМИ, крупнейшие поставщики сырья «Нафтана» («Роснефть» и «Сургутнефтегаз») не планируют продавать нефть на новополоцкое предприятие в мае, так как опасаются попасть под вторичные санкции.

Ситуацию с возобновлением санкций Минфина США на белорусские предприятия мы уже разбирали. Если вкратце, то это старый пакет ограничений, наложенный на Беларусь еще в далеком 2006 году. Поводом для их введения послужили президентские выборы 2006 года: тогда белорусские власти разогнали палаточный городок и шествие в поддержку задержанных. Санкции коснулись восьми белорусских предприятий: концерн «Белнефтехим», Belneftekhim USA Inc., ОАО «Белшина», ОАО «Гродно Азот», ОАО «Гродно Химволокно», ОАО «Лакокраска», ОАО «Нафтан» и ОАО «Полоцк-Стекловолокно». Но в 2015 году Минфин США снял ограничения, разрешив транзакции данным предприятиям. 26 апреля ограничения были введены вновь. Однако в период с 2006 по 2015 год российские нефтяные компании успешно поставляли нефть на НПЗ «Нафтан», не опасаясь вторичных ограничений со стороны США, хотя бы потому, что их не было. Нет их и сейчас. Ограничения Минфина коснулись только генеральной лицензии данных предприятий на торговлю с США.

Данная ситуация заставила нас искать ответ в несколько другой плоскости, чем санкционное давление на режим Лукашенко.

Эмбарго на экспорт

Многие СМИ и аналитики, муссирующие тему «Нафтана», пропустили мимо своего сознания информацию другого рода, она касается уже внутреннего рынка Российской Федерации. Так, по сообщениям тех же СМИ, полученным из авторитетных источников, правительство РФ рассматривает возможность полного запрета экспорта дизельного топлива и бензина из России для стабилизации цен на внутреннем рынке. Полный запрет означает блокирование поставок топлива из РФ на уровне таможни, то есть физический экспорт топлива будет невозможен.

Российский бензин и дизель являются существенным источником валютной выручки для государства. Приток иностранной валюты на внутренний рынок благотворно отражается не только на благосостоянии компаний, но и на курсе российского рубля. Только за 2020 год российские компании экспортировали нефтепродуктов на сумму $45,34 млрд, экспорт российской нефти в 2020 году составил $72,4 млрд.

Получается, что ради стабилизации цен на внутреннем рынке РФ собирается потерять несколько миллиардов долларов – в среднем по $4 млрд в месяц. С такой же эффективностью можно бороться атомными бомбами с нашествием саранчи. Логика подсказывает нам, что ситуация вокруг «Нафтана» и информация о грядущем запрете экспорта российского топлива взаимосвязаны.

Снова санкции

Военно-политическая ситуация, которая последние несколько месяцев накалялась на востоке Украины, стала ключом к ответу на все наши вопросы.

Последние несколько месяцев в украинском медиапространстве звучали бравурные речи, наполненные духом милитаризма. Главнокомандующий украинской армией Руслан Хомчак с трибуны Верховной Рады заявил о готовности освободить мятежные территории на востоке Украины. Подъему боевого духа украинцев сопутствовало стягивание украинской армии к линии разграничения на Донбассе. Украина по всем признакам, полностью исключающим какое-либо совпадение, готовилась к маленькой и победоносной войне. Но готовилась до тех пор, пока Российская Федерация не стянула к границе «незалежной» три армии ЮВО, танковые бригады с Сибири и Урала, десантников со всей европейской части России, три больших десантных корабля с Балтийского флота, один – с Северного и всю Каспийскую флотилию. Военная машина российской армии выстроилась в наступательную конфигурацию, предусматривающую в том числе и высадку морского десанта на Черноморском побережье Украины. Расстановка сил явно намекала на то, что в случае украинского наступления на Донбассе Украина сменит не только внешнеполитический курс, но и получит новое правительство. Поэтому наступательные планы Украине пришлось немного отложить. Западные друзья Украины поддержали ее угрозами новых санкций в адрес РФ и при помощи резолюции Европарламента обозначили для России цену вторжения на Украину – отключение от SWIFT, отказ от закупок российской нефти и газа, санкции в отношении крупного бизнеса. Но это абсолютно не значит, что украинское руководство отказалось от идеи наступления на востоке. Такая поддержка со стороны западных партнеров просто развязала Украине руки. Полное разрешение «донецкого» вопроса стало только вопросом времени и нефти.

Нефть — это кровь, пульсирующая по артериям войны

Да, именно нефть является основным фактором, который либо способствует проведению военных операций, либо ограничивает их. Без топлива экипажи танков, бронетранспортеров и БМП не смогут пойти в наступление. Самолеты не поднимутся с аэродромов. Боеприпасы к линии фронта придется нести вручную. Будет сорвана вся военная логистика. Армия превратится в неподвижную толпу, которая будет неспособна даже вывести в тыл своих раненных.

Именно такая судьба ждет украинскую армию в случае прекращения поставок топлива.

Несмотря на большой объем рынка украинских нефтепродуктов, который оценивается в 11,5 млн тонн, внутреннее производство обеспечивает только 30% от потребностей рынка.

За последние тридцать лет Украина потеряла свою нефтеперерабатывающую промышленность. Из шести НПЗ остался один – Кременчугский НПЗ, оказавшийся под контролем группы «Приват» Игоря Коломойского. Проектная мощность этого завода позволяет производить 18,6 млн тонн топлива в год, почти столько же, сколько производит вся Беларусь. В настоящее время он производит от 1,5 до 2 млн тонн бензина и дизеля в год. Остальные, около 600 тыс. тонн, делаются на подпольных мини-НПЗ, которых в Украине по разным оценкам насчитывается до 140 единиц. Топливо этих нелегальных «фабрик» отличается низким качеством (максимальный экологический класс – «Евро-3») и распространяется через сеть небольших АЗС, выдающих «крафтовый» продукт за белорусский или кременчугский бензин.

Из-за отсутствия собственного производства нефтепродуктов Украина остро зависит от дизельного топлива, средний объем импорта которого за последние три года составляет 7 млн тонн в год.

Остальные 70% украинского рынка нефтепродуктов поровну поделили между собой Россия и Беларусь. В 2020 году Беларусь импортировала в Украину 787,7 тыс. тонн бензна на сумму $331,8 млн и 2,3 млн тонн дизеля на сумму $909 млн.

Российская Федерация уже ввела эмбарго на поставки топлива в Украину. С 2019 года экспортировать топливо в «незалежную» можно только на основании спецразрешения Минэкономразвития РФ. Для его получения нужно доказать, что топливо продается не украинской армии. Под действие запрета попали также и белорусские компании: теперь им приходится получать упомянутые разрешительные документы у российского правительства на поставки в Украину.

Однако поставка топлива украинским оптовикам не гарантирует, что оно не будет перепродано армии.

В заложниках у Донбасса

Оказавшись в сложной внешнеполитической ситуации, когда мятежный Донбасс стал фактором внутренней политики РФ, Россия получилась заложником наступательных действий со стороны Украины. Не ответить на украинское наступление будет нельзя – это подорвет доверие к власти внутри российского общества, а также унизит авторитет России на международной арене. Военный ответ грозит большими экономическими потерями. В такой ситуации России пришлось обратиться к своему единственному экономическому рычагу – нефти.

В случае полного блокирования поставок российского топлива за рубеж, а также искусственно созданного дефицита российской нефти для белорусских НПЗ, украинский транспорт и армия окажутся парализованными.

Создание препятствий под видом несуществующих санкций для поставок российской нефти в Беларусь делается осознанно. В 2014 году Александр Лукашенко уже поставлял топливо для нужд ВСУ, полностью игнорируя требования РФ не делать этого. Поэтому надеяться на верность Лукашенко России не приходится. Гораздо проще держать белорусские НПЗ на голодном пайке, который обеспечит существование экономики Беларуси, но исключит поставки за рубеж. Кстати, Россия выбрала для этого очень удачный момент: Мозырский НПЗ, дающий 70% белорусского топлива, стоит на реконструкции.

Коллапс и хаос

Прекращение поставок российского и белорусского топлива в Украину приведет к катастрофическим последствиям. Кабинету министров Украины придется вручную перераспределять топливные квоты, чтобы минимизировать экономические потери и избежать хаоса. Правительство вынуждено будет останавливать целые отрасли экономики, дорожное строительство, междугородний транспорт, вводить топливные талоны, ограничивать использование автотранспорта. Всё это надо будет делать ради уборочной компании, которая является главным событием лета в Украине. Производя в год около 50 млн тонн зерна, Украина занимает 7-е место в мире по производству пшеницы, с долей на мировом рынке в 5%. Агросектор дает Украине до $10 млрд ежегодно.

В случае с украинской властью, которая не раз показывала отрицательный пример государственного управления, скорее всего наших соседей ждет полный хаос и коллапс уборочной компании. Даже собранное с полей зерно из-за дефицита топлива невозможно будет доставить в элеваторы морских портов. При этом найти других импортеров топлива за короткий срок будет невозможно. Ближайшие соседи Украины не обладают нефтеперерабатывающими мощностями, сопоставимыми с белорусскими. Та же Румыния, производящая 7 млн тонн топлива в год, не сможет перенаправить в Украину свободные объемы, поскольку они уже законтрактованы европейскими и африканскими покупателями. Увеличившийся из-за Украины спрос на топливо на европейском и ближневосточном рынках приведет к неизбежному увеличению цены. Поэтому доставшееся Украине топливо будет стоить дороже, чем в Европе, а это повлечет банкротство малых и средних сельхозпроизводителей. В любом случае о войне Украине придется забыть.

Популярные материалы: